Андрей Коршунов: Адвоката нужно выбирать заранее, а не когда «припекло»

Работа адвоката всегда окутана тайной и романтикой. Оно и понятно: адвокатская тайна запрещает адвокатам раскрывать имена своих клиентов и сообщать о своих победах и поражениях без разрешения доверителей. Между тем, интерес к работе юристов и потребность в юридических услугах в Челябинске высоки. Председатель Коллегии адвокатов Челябинской области «Экономическая» Андрей Коршунов в интервью «ЧелябинскСегодня» рассказал о том, когда нужно идти к адвокату, как выглядит рынок юридических услуг в Челябинске и насколько часто сами адвокаты нарушают закон.

Андрей Коршунов: Адвоката нужно выбирать заранее, а не когда «припекло»
– Андрей Геннадьевич, зачем люди чаще всего приходят к адвокату? Когда нужно идти к защитнику?

– Этот вопрос стоит разделить на два: когда приходят к адвокату и когда это нужно делать. К адвокату обычно приходят тогда, когда уже возникли проблемы: какое-то разбирательство ведется в арбитраже или возбуждено уголовное дело. Нашей правовой культуре более привычно, что человек начинает искать адвоката, когда, что называется, «загорелось» и «припекло».

В странах, где правовая культура имеет более долгую историю принято приглашать адвоката задолго, до того, как в нем возникнет острая нужда.

Там, обычно, отношения с адвокатом строятся на долгосрочной основе. Примерно, как с семейным доктором. И клиент знает, что он защищен, и адвокату проще, он постоянно в курсе дел клиента и заинтересован в его благополучии. В практике наших коллег такие формы взаимодействия с клиентом тоже есть, но пока, они не пользуются у граждан большим спросом. Но положительная тенденция в этом вопросе прослеживается. Перефразируя классика можно сказать, что собственность и свобода только тогда чего-нибудь стоят, когда они умеют защищаться. И граждане это уже начинают понимать.

– Сколько в Челябинске адвокатов и как они делятся? Есть ли специализации или гильдии? Хватает ли работы?

– В Челябинской области около 1300 адвокатов. Потребность в квалифицированной юридической помощи очевидна, поэтому работы хватает. Кроме того, есть еще немалое число юристов, не имеющих адвокатского статуса. Специализации есть. Разделение происходит, как правило, на основе личных предпочтений. Кто-то предпочитает заниматься только уголовными делами, кто-то только арбитражными или какой-то иной категорией дел. Есть и адвокаты, которые с равным успехом практикуют в достаточно широком спектре. По юридическому статусу Все адвокаты равны. По заслугам, конечно, есть разница. Более уважаемые в адвокатском сообществе удостаиваются различных поощрений за свою деятельность.

– Это какие например?

– Например, это почетные грамоты, нагрудные знаки, премии и другие виды поощрений за успехи в защите прав граждан.

– Чем ваша коллегия отличается от других?

– Наверное, тем, что наша коллегия одна из самых молодых в Челябинской области. 13 августа нам исполнился год. Однако, стаж адвокатской деятельности у адвокатов, входящих в нашу коллегию не так мал. На троих у нас 37 лет адвокатского стажа. А это не так уж и мало в плане практического опыта.

– На чем специализируется ваша коллегия?

– Основной идеей, которой мы руководствовались, когда решили объединить наши усилия, было заниматься юридической защитой бизнеса и комплексным сопровождением предпринимательской деятельности.

Это и разного рода уголовные дела экономического характера, споры с контрольно- надзорными органами; арбитражные споры , консультации и многое другое, с чем сталкивается сегодня бизнес в области права.

– Часто ли адвокаты сами становятся фигурантами уголовных дел, совершают административные правонарушения?

– Со статистическими данными я не знаком. Хотя в прессе обсуждаются случаи, когда правоохранительные органы или проводят обыски в помещениях адвокатских образований или допрашивают адвокатов в качестве свидетелей. Такие случаи, к сожалению, встречаются. Если Вас интересует, дает ли статус адвоката какие-либо привилегии, как, например, статус депутата с его неприкосновенностью, то неприкосновенности нет.

Если адвокат нарушил правила дорожного движения, то его точно также оштрафуют. Что касается возбуждения уголовных дел, то все так же, только процедура чуть более сложная, чем для обычного гражданина. Если человек нарушает закон, его никакой статус не спасает.

– Но все равно адвокаты, наверное, более законопослушные?

– Профессия, конечно, накладывает свой отпечаток. Когда ты постоянно работаешь с Законом, то естественно, начинаешь относиться к нему более уважительно.

– Можете ли вы вспомнить какие-то интересные дела?

– Специфика нашей работы такова, что к каждому делу нужно подходить как к уникальному и интересному.

Хотя, конечно некоторые дела, запоминаются надолго. Было, например одно дело, когда достаточно выскопоставленный чиновник налогового ведомства обратился с иском о компенсации морального вреда к индивидуальному предпринимателю, пожаловавшемуся на действия налоговика в вышестоящие инстанции. Чиновник указывал, что в результате проведения служебного расследования по жалобе у него возникли страдания: повысилось давление, ухудшилось самочувствие. Суд, конечно, в удовлетворении таких требований отказал.

– А как вы оцениваете приговор по делу Евгении Васильевой?

– С профессиональной точки зрения я оценить это дело не могу, так как я в нем не принимал участия, и было бы не совсем правильно давать какие-то комментарии. Но судя по резонансу, общественность не совсем довольна. А ведь одна из социальных задач правосудия — снятие социальной напряженности по разрешаемому вопросу.

– А за какими делами сейчас следите?

– Какие-то конкретные дела, назвать трудно. Основное внимание занимают те дела, которые приходится вести самому. Скорее, мы не отслеживаем какие-то конкретные дела, а следим за изменением судебной практики в целом по отдельным категориям дел. Дела, изменяющие или устанавливающие такую практику наиболее интересны.

Например, есть одно дело, за которым мы следим, хотя и рассматривается оно за несколько тысяч километров от Челябинска. Фабула дела такова: охранное предприятие сопровождало перевозку денег принадлежащих банку. В результате разбойного нападения было совершено хищение этих денежных средств. Похищенное было застраховано, и страховая компания, выплатив возмещение, обратилась с иском к охранному предприятию. Охранное предприятие приводило ряд доводов в свою защиту. Согласно одному из них охранники не могли применять огнестрельное оружие, так как нападение происходило в месте массового скопления людей. Оценка судом этого довода представляет интерес для нас, поскольку среди наших клиентов есть и охранные организации. Суд первой инстанции встал на сторону охраны. Вторая инстанция решила дело в пользу страховой. На мой взгляд, дело имеет все перспективы дойти до Верховного Суда и повлиять на практику, складывающуюся в отношениях охранных предприятий и их клиентов. Поэтому, конечно, мы будем отслеживать его и дальше.



Больше оперативных новостей Челябинской области в нашем канале Telegram. Присылайте ваши новости и проблемные ситуации администратору канала, мы поможем в их оперативном решении.
Обсудить новости вы можете в наших социальных сетях ВКонтакте, ОК и Facebook.