Сергей Клесун: Дубровский — нехаризматичный политик, и в этом есть большой плюс

Челябинский политтехнолог Сергей Клесун провел успешную кампанию для Андрея Барышева: тот стал депутатом Госдумы. В интервью «ЧелябинскСегодня» Сергей Клесун дал оценку результатам выборов, оценил муниципальную реформу, высказался в пользу одноглавия и дал рекомендации команде Дубровского.

Сергей Клесун: Дубровский — нехаризматичный политик, и в этом есть большой плюс
- Давайте начнем разговор с темы выборов. Они окончились в сентябре, но лидер челябинских «эсеров» Валерий Гартунг до сих пор пытается их оспорить. Как вы оцениваете легитимность выборов в Госдуму и действия Гартунга? Кроме него выборы никто не оспаривает.

- Если посмотреть, то от выборов к выборам он больше ничего не делает, только оспаривает. Абсолютно стандартные PR-шаги, которые приводят к отрицательному результату. Он все выборы проводил в судах, поэтому нынешний Гартунг ничем не отличается от Гартунга 5-летней давности.

- Но сейчас этим только Гартунг занимается, а раньше КПРФ и ЛДПР тоже бодались.

- Не настолько. У них были более-менее сильные повестки, которые они внедряли в территориях. А Гартунг всегда ставил себя выше повестки, и у него всегда была куча юристов, которые судились и забрасывали избиркомы жалобами.

- А насколько успешно это?

- Не знаю, у меня такое ощущение, что он никогда результата не добивался, а чем сейчас лучше?

- А то, что он назвал журналистов ОПГ, такого ведь не было никогда?

- Переигрывает парень. Он очень четко показывает, что одни и те же люди ходили по избирательным участкам. Если сидеть и смотреть видео с каждого избирательного участка, порядка 10 часов, у меня есть ощущение, что это его подставные люди ходили. Потому что так случайно найти одинаковых людей нереально. Откуда бы им взяться? А тут готовый материал. Думаю, что шансов оспорить результат нет никаких.

- Как вы считаете, кто в итоге победил на выборах в Госдуму?

- Думаю, что в нашем регионе все же победила «Единая Россия». Их повестка была самой реалистичной. Гартунг ушел в яркий протест. ЕР победила, потому что другие партии вообще ничего не делали. Я прогнозировал около 30% за партию власти. Но когда за месяц до выборов стало понятно, что остальные партии ничего не делают, достаточно слабо работают, то даже честными методами можно набрать много. Сам участвовал в кампании, во главу угла ставилась легитимность. В нашем округе это соблюдалось. Меня как технолога неоднократно били по рукам даже за попытки найти какие-то обходные пути.

- А вы можете сказать, за какую команду участвовали в выборах?

- Могу. За команду Андрея Барышева. Соответственно, он стал депутатом Госдумы.

- И можно обозначить послевкусие этой кампании?

- Обычно избирательная кампания — это изнурительный процесс, здесь же округ был относительно чист. Главное было победить самого себя, вести грамотную, взвешенную избирательную кампанию. Он пытался вести свою кампанию, как будто это выборы в Гордуму. С этой задачей справились, остальное пошло по накатанной. И в моих глазах он вырос как политик и как человек.

- Довольно много нового мы видим в нынешнем политсезоне. Во-первых, это депутатская неделя, есть новшество по участию в комитетах, ужесточилась парламентская дисциплина, более жесткие меры к прогульщикам. И новость последних дней — составление рейтинга депутатов. Как вы оцениваете эти новшества и как выглядят избранники от Челябинской области?

- У нас два старожила и три новичка от ЕР. Все работают по накатанной, новички, мне кажется, встроятся в систему. Для меня новая система непонятна: как депутат может три недели проводить в Москве и одну неделю — в округе? Я разговаривал не только с депутатом, которого избирал, но и с другими. Территория — 500 тысяч избирателей, которым ты что-то обещал, зная депутатов, это не пустые слова. Но сидя в Москве три недели, за 5 дней невозможно рассмотреть накопившуюся кучу обращений. Количество обращений и проблем очень большое. Выбрали списочников – занимайтесь законами. Одномандатники — это связка между Москвой и регионом, они должны больше работать в территории. Я считаю, что не совсем правильно забирать их в Москву. И здесь можно ужесточить систему контроля, но одномандатникам нужно дать возможность больше работать для людей.

- А институт помощников разве не справляется с этой задачей?

- Помощник — это далеко не депутат. Уровень полномочий абсолютно не тот. Помощник может все собрать, обработать, но с депутатом даже не успеет все это рассмотреть. Депутату нужно время на решение. Сидя в Москве, он не сможет этого сделать.

- Вы видели, наверное, результаты первого рейтинга?

- Видел. Там в том числе интернет-голосование. Как оценить адекватно рейтинг? Кому-то интересно этим заниматься. От того, что Гартунг победил в рейтинге, он больше сделал? Нет. Но дали ему дополнительный информационный повод. Считать рейтинг депутатов по каким-то усредненным критериям — это абсурдно.

- Давайте поговорим про муниципальную реформу. Наша область была пилотным регионом, это была фишка Юревича, что мы отменим выборы в Челябинске. Назывались самые причудливые объяснения, для чего это нужно. Сейчас прямые выборы глав фактически ликвидированы на всех уровнях: и в сельских поселениях, и в городах. Как вы считаете, есть ли запрос на прямые выборы?

- Сергей, я постараюсь на простом примере рассказать, чем прямые выборы лучше. На них так или иначе идет избирательный процесс. Большинство территорий — 30-40 тысяч избирателей. И 20 депутатов в собрании. Как эти 20 депутатов, работающих в муниципалитете, договорятся, так и будет. Получается условный договорняк. Они не на благо чего-то работают, а просто собрались и решили. Управлять двадцатью людьми и двадцатью тысячами — это большая разница. Практика показывает, что так оно и есть.

- Но и бенефициаров кадрового решения может быть несколько. То есть вы считаете, что будь в Копейске прямые выборы, Устинов смог бы их выиграть?

- В этой ситуации все можно было сделать аккуратно, красиво и легитимно. Я не хотел бы рассуждать кто, где и как ошибся.

- Вы можете назвать четкие аргументы в пользу прямых выборов?

- Власть должен выбирать народ. Очень сложная, долгая схема: ты выбираешь депутата, а депутат потом выбирает главу. Люди выбирают депутата, и по соцопросам это видно, кто готов вкладывать какие-то деньги в округ. Но обычный человек не понимает, что его депутат будет выбирать главу. Он выбирает локально. Люди часто разочаровываются в большинстве своем: есть понятные кандидатуры, а выбирают не того. Пример: Миасс, где на конкурсе выбирают Ардабьевского. Через три месяца его садят. А электорально Ардабьевскому было очень тяжело выиграть прямые выборы. Получается, что депутаты, условно говоря, что-то получили, выбрав Ардабьевского, а позже взяли еще что-то, чтобы его снять. Для России уникальной, эффективной системы управления нет. Либо ты с пятьюдесятью тысячами человек работаешь, либо с двадцатью договариваешься. На выборах нужно не только покупать, но и завоевывать доверие. Мэр — это публичный человек, задача которого — собрать профессионалов и не давать им расслабиться.

- Как вы считаете, это кому-то удается? Кто лучший мэр в области?

- Думаю, получалось у Литовченко в Увельском районе. Он не боялся, что у него в команде будут работать сильные люди. Получается у Неклюдова (глава Пластовского района, - прим. авт.) Если его нет в районе, можно обратиться к его людям, и все будет сделано, если есть соответствующее указание. За любую здравую идею они берутся, и если приехать в территорию, то посмотреть очень приятно. Мне очень нравилась команда у Соболева в Южноуральске. Правда, я в этом буду немного необъективен, так как вместе с ним работал, помогал с выборами.

- А Евгений Тефтелев, мэр Челябинск? Насколько он эффективен?

- У них есть одна проблема: они делают много, но пиариться не умеют. Я видел сколько делается, как работают. При Сумине сделали на 100 рублей. Потом был Юревич: при нем сделали на 10 рублей, отпиарились на 100. А тут сделали на 100, а отпиарились на 10: то ли денег нет, то ли навыков. Много внимания уделяется социалке, но об этом не рассказывается. Если бы они углубились в минимальное общение с народом... Ошибок две: вытаскивают очень много магнитогорских и их тащат в СМИ. По большому счету, надо было нивелировать эту тему, что понаехали, и рассказывать о том, что делается.

- А почему так происходит?

- Не знаю, я сам себе задавал этот вопрос. Мне непонятно и областная, и городская структуры как работают. Некоторые вещи на поверхности лежат, об этом говоришь, все кивают головой «да-да-да», но ничего не делают. Это вопрос эффективной команды. Люди, которые тебя окружают, подают твой имидж. Любой человек должен знать, что происходит в области. Лучше бы я узнавал это из первых уст, и слова не расходились с действиями. Более эффективного инструмента для губернатора не придумано. И по большому счету, Дубровский — нехаризматичный политик, и в этом есть большой плюс. Он — хозяйственник, он руководитель области. Он — не человек с ножницами, не его задача - ходить и перерезать ленточки, этим должно заниматься окружение. Губернатор или мэр — это рабочий механизм. Им тяжелее наладить контакт, но то, что я видел — Дубровский — это человек, который знает и понимает, что нужно делать.

- И как вы оцениваете его работу? Есть ли альтернативы Дубровскому?

- Незаменимых не бывает. Я смогу назвать с десяток фамилий, кто будет сначала плавать, быть чуть хуже или чуть лучше.

- Хорошо, можно сходу назвать два рейтинга, которые оценивают работу губернатора, ставя «четверку». Как вы относитесь к этим рейтингам и выставленным оценкам?

- Те, которые составляет АП, основываются на фактуре. Я видел данные, они собирают отчеты из регионов, собирают экспертов. И есть еще соцопросы, которые опрашивают 120 человек из Челябинской области. Основу рейтинга эффективности губернаторов составляют отчетные данные по всем направлениям. Он, на мой взгляд, более здравый. И я бы также оценил Дубровского, на 4 из 5. Если бы рассказывали о том, что делает губернатор, то он бы и на пятерку вытянул.