Вице-премьер Челябинской области Иван Фёклин: «У оборонных предприятий Южного Урала есть заказы на ближайшие пять лет»

В каком состоянии находится оборонная промышленность Южного Урала? Как обстоят дела на самых проблемных предприятиях области? Какие вопросы задают Борису Дубровскому бизнесмены? Является ли Златоуст самой «горячей точкой» области? На эти и другие вопросы информационному агентству «ЧелябинскСегодня» ответил вице-премьер Иван Фёклин.

Вице-премьер Челябинской области Иван Фёклин: «У оборонных предприятий Южного Урала есть заказы на ближайшие пять лет»

— Иван Евгеньевич, как вы можете охарактеризовать Бориса Дубровского?

Во-первых, Борис Дубровский - это человек действительно системный. Он прошел путь от слесаря до директора завода. Работал на предприятии, где трудятся порядка 60 тысяч человек. ММК можно сравнить с огромным живым организмом: там есть единоначалие, четкое выполнение установок, поручений, контрольные функции. Более того, это разнонаправленное и находящееся не только в нашей области предприятие. Работа на ММК — это огромный опыт, который глава региона сможет использовать и в руководстве областью. Он умеет видеть долгосрочную перспективу предприятия, причем не одного направления, а всего холдинга, каждой ячейки. Он легко разбирается с экспертными оценками, глубоко владеет вопросами макроэкономики. На наших последних встречах с промышленниками и аграриями он точно улавливал главные акценты и определял перспективы и точки роста. Одна из его особенностей как главы региона — он всегда готов к открытому диалогу, к обсуждению и решению проблем. Он никогда не уходит от прямых вопросов. Причем независимо от того, кто их задает - директор завода или представитель малого бизнеса.

А что спрашивают?

Спрашивают все, что угодно. Говорят, есть проблемы выделения земельных участков, есть проблемы глобальные, связанные с вхождением в ВТО. Есть вопросы, которые можно решить на местном уровне, в регионе.

Объясните на примере, пожалуйста.

Недавно один из предпринимателей спросил, есть ли у нас участок площадью примерно две тысячи квадратных метров. Конечно, есть. Но если возникает такой вопрос, значит, не дорабатывает система. Есть предприниматель этого не знает, то есть необходимость разместить соответствующую информацию на сайте. Я, кстати, готов хоть каждый день встречаться с представителями малого бизнеса, помогать им и поддерживать их.

На сегодняшнем заседании правительства глава региона обратил особое внимание на два вопроса. Один из них касается профессионального образования. Какова у нас ситуация с рабочими кадрами?

Елена Коузова (заместитель министра образования, - прим. авт.) назвала расходы на техникумы и училища. Из ее уст прозвучала большая, на мой взгляд, цифра - 3,6 миллиарда рублей. Видимо, это расходы со всеми зарплатами. Недавно мы провели встречу с промышленниками. Их больше всего волнует кадровый вопрос. Где кадры, люди? Если мы на подготовку специалистов тратим более трех с половиной миллиардов, то мы обязаны выпускать таких специалистов, которые востребованы рынком труда. Это должны быть настоящие профессионалы для всех областей, а не стандартный набор - слесарь, техник, сантехник.

Почему нужны именно настоящие профессионалы? Ведь есть же работа, с которой справятся и «слесари, техники, сантехники».

Техническая оснащенность растет и на производстве, и в сельском хозяйстве. Например, раньше на селе работала какая-то «нива» стоимостью 500 тысяч, а теперь - John Deer стоимостью 10 миллионов. Разве за такую машину можно посадить человека, прошедшего только какие-нибудь двухмесячные курсы? Нет. Управлять ею должен профессионал. Именно поэтому уровень специалистов должен быть совершенно другим. И для того, чтобы достичь такого уровня, образовательные учреждения и производственники обязаны налаживать теснейшие контакты.

Вы участвовали в разработке Стратегии-2020? (Это краткое общепринятое наименование обновленного варианта Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года. - Авт.). 

Конечно. Могу сказать, что подготовленный документ соответствует сегодняшним реалиям. Начнем с того, как он вообще формируется. Министерства получают полную информацию от всех предприятий, учебных заведений, банков. И рисуют картину до 2020 года. Объединяют свод всех «хотелок» ММК, ЧЭМК, «трубники». Указывают намерения по реализации инвестпроектов, планы по зарплате. Стратегия, которая разрабатывалась в начале двухтысячных, была до 2006 года. Тогда ее хорошо оценили в правительстве России. Там сочли, что у нас и уровень хороший, и подготовленность тоже. Сегодня по большому счету мы могли стратегию запустить в заксобрание и принять без обсуждения. Но на совещании ее решили пересмотреть и переоценить, так как возникла необходимость учесть ряд событий в разных сферах жизни региона. Допустим, в крестьянско-фермерское хозяйство планировали инвестировать три миллиона рублей, а сегодня объем инвестиций только в сельское хозяйство составляет 43 миллиарда.

Самой горячей точкой области до сих пор остается Златоуст? Можете оценить новое руководство предприятия, работу местных властей?

Сейчас я не могу сказать, что Златоуст — это наша главная головная боль. Я знаю, о чем говорю, так как был там не единожды. Подобных проблем у нас достаточно. На ЧТЗ 1700 человек сокращают. На метзаводе в Аше тоже не очень хорошая обстановка. В Троицке железнодорожники сокращают 400 человек. У всех этих событий есть резонанс. На ЗЭМЗ нам удалось привлечь вменяемую компанию с госкапиталом — УВЗ. Это предприятие, ориентированное на людей. В итоге ни один человек не выброшен на улицу, с каждым ведется индивидуальная работа. И на предприятии знают обо всех, составляют соответствующие списки, продумывают варианты оказания помощи. Реально нам повезло, что пришли такие вменяемые люди. Есть масса примеров, когда приходит собственник и всех сокращает. Здесь иначе: собственник несет бремя ответственности. По данным на понедельник у них приняты на работу 2367 человек, за неделю добавились 94 человека. 790 уволены по соглашению сторон. 29 января прошла ярмарка вакансий, за помощью в поиске работы обратились 810 заводчан. 104 уже приняты на работу. Но эти данные не окончательны — мы получили отчет не от всех предприятий. К тому же, на 4 марта запланирована еще одна ярмарка вакансий.

Какова ситуация в Аше и Верхнем Уфалее?

В Аше до конца не реализован инвестпроект, на это нужны деньги. Упали объемы потребления и производства, положение у них не очень. То же самое сегодня в Верхнем Уфалее. На «Уфалейникеле» много проблем, связанных с долгами, госрезервами и ценами на никель. Сегодня они еще не вышли в ноль, терпят убытки. Но мы это знаем и помогаем всем, чем можем. Например, административными ресурсами: документы готовим для председателя правительства, просим снизить железнодорожные тарифы. По Уфалею писали в Росрезерв — просили отсрочить платежи. У нас по-прежнему есть серьезные проблемы с предприятиями оборонки: «Станкомаш», ЧАМЗ. По «Станкомашу» вопрос решился, нашли инвестора. Через три-четыре года там будет создан серьезный технопарк. На площади завода пришла компания «Конар». Они построили современный завод, занимаются оборонкой, получили соответствующую лицензию.

В первые дни после назначения многие ожидали, что Борис Дубровский как выходец из оборонной отрасли обеспечит большой приток инвестиций именно в эту отрасль. Стоит ли на это рассчитывать?

За оборонными деньгами стоят в очередь все желающие. По нашим предприятиям вопрос, связанный с крупными оборонзаказами, решен. У них есть работа на ближайшие пять лет. Но у небольших предприятий, например производящих стрелковое оружие, ожидается снижение заказов в целом. По остальным могу сказать, что нормально работают ракетный центр, «Маяк», «трехгорка». Есть проблемы на заводах «Пластмасс» и «Сигнал». Мы ведем переговоры с Гособоронзаказом, с минобороны, ищем совместные решения.

В первые дни было заявлено, что меняется вектор с сельского хозяйства на металлургию. Не уменьшится ли поддержка сельского хозяйства?

Как можно поменять вектор, если у нас реализуются 17 инвестпроектов в селе? Последняя встреча с губернатором прошла в Тепличном. Он результатами доволен, сказал, что готов поддерживать и помогать. Дубровский обратил внимание на меньший объем финансирования, ему сразу представили информацию. На всех встречах, которые касаются села, речи о том, чтобы снижать объемы финансовой поддержки, нет.

Наибольшее опасение вызывает ситуация в птицеводстве. Как вы оцениваете состояние дел?

Объективно ситуация по птицеводству: себестоимость выросла, отпускная цена упала, рентабельность уменьшилась. Те предприятия, которые находятся на этапе реконструкции и строительства, попадают в эти жесткие вилки. Нужно гасить кредит. В самом плохом положении сегодня находятся «Уралбройлер» и «Ситно». Эти вопросы ставились и перед председателем правительства. Сегодня мы говорим о том, что нужно искать возможности выхода. Ожидается ограничение поставок мяса из Европы. Думаю, что в самое ближайшее время это почувствуют птицеводы. Челябинская область недополучила 700 миллионов рублей по процентным ставкам. На последнем совещании с Медведевым было заявлено, что мы получим эти средства максимум в первом квартале 2015 года.



Больше оперативных новостей Челябинской области в нашем канале Telegram. Присылайте ваши новости и проблемные ситуации администратору канала, мы поможем в их оперативном решении.
Обсудить новости вы можете в наших социальных сетях ВКонтакте, ОК и Facebook.